«Ответственность элиты — стимулировать хорошее и ставить преграды для плохого»

Сергей Михеев – известный политолог, талантливый радио- и телеведущий. Человек, что называется, остро чувствующий «нерв времени», а главное, обладающий принципиальной позицией. Вот и на интервью для Mosfilm.ru он согласился при условии обязательного указания его полной отстранённости от мира искусства и, в частности, кинематографа. Но судя по получившемуся разговору – Сергей Михеев и в этой области вполне может считаться экспертом.

«НЕ ХОЖУ В КИНО, ЧТОБЫ ПРЕССА НЕ ПИСАЛА: «МИХЕЕВ ПОДРАЛСЯ В КИНОТЕАТРЕ»

— Сергей Александрович, вы давно в кино были?

— Ох, даже не вспомню сейчас, если честно. В кинотеатры ходил в детстве, в молодости.

— Это какая-то принципиальная позиция – не любите сам формат?

— Много факторов. Прежде всего, занятость. А если рассуждать шире – мне вообще не нравятся современные кинотеатры. Они стали настолько «удобными», что меня от них просто тошнит! Вокруг все постоянно что-то едят, разговаривают по телефонам… Мне это неприятно. Я помню то время, когда в кинотеатрах была тишина – люди действительно смотрели кино. А сейчас в кинозале находиться просто неприятно! Боюсь, что сорвусь, дам кому-нибудь по шее… Скандал случится. Напишут потом в прессе: «Политолог Михеев напал в кинотеатре на зрителя».

— У вас, смотрю, прямо «накипело»!..

— Вы зря смеетесь, я серьёзно сейчас говорю. Кроме того, с развитием интернета, на мой взгляд, исчезла потребность в кинотеатрах. Для меня лично нет смысла туда ходить, тратить своё время. Ну и ещё одна причина есть: поток американских фильмов, которым заполнены наши кинотеатры, мне надоел просто до безумия!

— Но мы же в советское время так грезили иностранным кино!

— Насколько грезили, настолько и скучно теперь его смотреть. Мне уж точно. Во-первых, я всегда знаю, чем оно закончится. Во-вторых, американское кино свелось к набору компьютерных эффектов – не вижу особого смысла его смотреть.

— Получается, что все ваши предпочтения в кино так и остались в советском времени? Давайте по именам режиссёров или по самим картинам – что любите?

— Советские фильмы я действительно пересматриваю часто. Но, честно говоря, по режиссёрам мне ответить будет сложно – сам уровень кинематографа был высоким! Мне любопытно смотреть кино в части актёрской игры – это работа больших мастеров перевоплощения. В отличие от сегодняшнего дня, когда актёры играют самих себя. Одни и те же ужимки и прыжки – только костюмы меняются, да декорации. Что в Голливуде, что у нас. Разве это можно сравнить с игрой, скажем, Иннокентия Смоктуновского? Хотя и плохих фильмов в то время тоже было немало, это надо признать.

010.jpg
Иннокентий Смоктуновский в фильме «Дядя Ваня» («Мосфильм», 1970) 

— Уходите вы всё-таки от вопроса! Не поверю, что у вас нет любимого фильма или любимого режиссёра.

— Я всё-таки очень далёк от мира искусства! Хорошо, назову Никиту Михалкова. Особенно его экранизации классики – Чехова, Гончарова. По-моему, это потрясающие картины! В том же «Обломове» он нашёл то, что в романе вы можете и не увидеть. А он вытащил, осмыслил, где-то, наверное, и сам что-то додумал, но получилось здорово! Конечно, нравятся фильмы Сергея Бондарчука — «Война и мир», «Судьба человека». Некоторые картины с участием Олега Янковского – мне кажется, здесь я не буду оригинальным. По силе проникновения в человеческий характер все эти ленты превосходят Голливуд. А уж если сравнивать с современными фильмами – тут и говорить нечего!

— А ваши дети сегодня что смотрят? Вы вообще следите за этим? Для вас это важно?

— Смотрят то же, что и родители – советское кино. Ну, наверное, что-то ещё. Конечно, мне это важно. В той части, что я могу контролировать – я не дам им смотреть то, против чего я выступаю. Другой вопрос, что у каждого в кармане смартфон! Плюс личное время, которое я не способен контролировать. Но в моей семье все поставлено жёстко – я считаю, что за такими вещами необходимо следить. Если деятели искусства не считают себя ответственными за то, что они делают, то это остаётся делать только родителям. Школа ведь у нас воспитанием теперь тоже не занимается. Так что остаются папа с мамой. Не проконтролировали – пиши пропало! Понятно, что какую-то голливудскую шнягу они периодически тоже смотрят, но не в больших объемах и не самые, как говорится, отстойные вещи. У нас православная семья. Дети понимают – есть вещи, которые стоит посмотреть, а есть то, что просто не нужно. Что-то ещё держится на моём личном авторитете, хотя понятно, что у них есть своя собственная жизнь.

— Не верится, что дети только советские фильмы смотрят, не интересуясь тем, что сегодня в российском кино происходит.

— Современное российское кино мы почти не смотрим. Если честно, даже не представляю каким образом в нём ориентироваться! Я точно знаю, что могу смотреть советские фильмы с детьми: на экране не произойдёт ничего такого, за что мне станет неудобно или даже стыдно. А вот с новыми российскими фильмами такой гарантии нет, поэтому мы просто не рискуем их смотреть! Это серьёзная проблема. Может, и фильмы-то неплохие, но ты реально не знаешь, что там могут показать в следующую секунду? А когда рядом с тобой сидят дети трёх возрастов – порой просто страшно. Вдруг увидишь такое, что и не сообразишь сразу, что делать? Бросаться собою закрывать экран, вырубать электричество, покраснеть и выйти из комнаты, сделав вид, что нужно в туалет? Чтобы не попадать в такие идиотские ситуации – мы просто не смотрим новое кино. Или, в крайнем случае, посмотрим отдельно с супругой и потом, посовещавшись, сделаем совместный просмотр с детьми. Просто, если я поставлю «Семнадцать мгновений весны», то буду уверен в том, что мои дети не увидят ничего предосудительного. Даже если им станет скучно, они просто встанут и уйдут. А сегодняшние киноделы… Порой такое покажут — хоть стой, хоть падай!

scale_1200.jpg
Сергей Михеев — политолог, всегда точный, пусть порой и жёсткий в оценках происходящих событий

РЕЖИССЁРСКИЙ ДИАГНОЗ: «ЗАРАЖЕНИЕ ПОРОКОМ»

— Мы вступили с вами на благодатную почву для обсуждения! Наше кино сейчас можно условно на два лагеря разделить: одни прямо, особо не стесняясь, снимают откровенно антироссийские картины с прицелом на западные призы, другие пошли по пути коллективного «камеди-клаба» – туалетные комедии, максимальная пошлость, ржака – как сейчас говорят. Как долго это будет длиться?

— Тенденции неприятные, что и говорить. Возьмём наших так называемых «свободных художников». К сожалению, большинство из них заражено какими-то внутренними отклонениями. Иногда мне кажется, что эти отклонения имеют психический характер – психопатия, какие-то извращения и прочее. Причем, я не имею ввиду известные виды извращений, мне кажется, там диагнозы посложнее. Как известно, любой порок требует распространения. Деятели искусства по идее должны быть ответственными людьми. Но мне кажется, что они (не только у нас – везде) творчество делают способом распространения собственного порока. Такое количество «монстров», какое породил Голливуд, не придумает обычный человек – сколько бы он ни старался. Ему такое в голову даже не придёт! А у сценаристов, режиссеров, видимо, «зудит» в одном месте, требует выхода! Они, вероятно, считают: «Пусть все станут такими как я! А я на этом фоне буду выглядеть неким гуру». Это первое.

Второе – да, чисто коммерческий подход. Творцам надо продаться – и здесь, и желательно «там». Есть простейшие формы для моментальных зрительских реакций — юмор «ниже пояса» или ужас «ниже пояса», иначе говоря, чернуха. Увы, зачастую это банальное подражание западным образцам. Фильм ужасов про российских вампиров, серьёзно? Только этого дерьма нам не хватало! И так навалом всего – ещё вампиров подавай! Но продюсеры понимают, что это короткий путь к возбуждению интереса аудитории. Почва-то уже, что называется, унавожена.

И конечно, в этой сфере есть люди, работающие с политическим прицелом. Они убеждены, что Россию нужно «переделать». Вопрос только — во что? Это стремление переделать Россию в «не Россию» — история на самом деле довольно старая. Это история и 1917-го, и 1991-го годов. Просто зуд какой-то у них – обязательно из России сделать «не Россию»! «Хотим и всё! Будем этим заниматься». Такие тенденции были, есть и будут.

— Что можно этому противопоставить?

— Государственную политику и талантливых людей. Всё-таки я не верю в то, что все талантливые люди – сплошь представители ЛГБТ и почитатели Запада. Мне кажется, есть в России и… другие талантливые люди. Может быть, им сейчас просто не хватает поддержки? Не хватает тех, кто обеспечит им аудиторию? Но без роли государства в этом вопросе не обойтись. Я лично считаю, что нужна цензура – не буду говорить что тотальная, как в советское время. Но в каком-то виде точно. Совершенно очевидно, что нужен какой-то отбор тех, кто действительно способен созидать в искусстве. Вопрос не в том, чтобы всё забетонировать и залакировать – вопрос в том, чтобы нести ответственность за то, что будет дальше. С нашими детьми, внуками – со страной!

— Тут уже вопрос качественного наполнения, да.

— Именно. Если мы наполним культурное пространство ненавистью к собственной истории, туалетным юмором и извращениями – вокруг и будет ровно то, что показывается сейчас в новом российском кино. Мы должны нести ответственность за то, что будет дальше. В этом смысле кино крайне важно!

— Сейчас у «художников» ответственность, в основном, перед собственным карманом.

— Это плохо. Ведь даже если что-нибудь хорошее случайно снимут, обязательно начнутся претензии из серии «фильм не собрал кассу»! Но вы покажите сейчас «Войну и мир» в кинотеатрах – она тоже не принесет сборов, я вас уверяю! Даже какой-нибудь оскароносный голливудский фильм, например 1960-х годов покажите сейчас – он тоже не принесет денег. Потому что глобальная индустрия шоу-бизнеса, тон которой задаёт Голливуд – она уже про другое. Теперь она направлена на актуализацию самых примитивных, самых низменных человеческих страстей. В лучшем случае — это развлечение и череда спецэффектов, в худшем – культивирование порока.

ОНИ И МЫ: О ЖЕЛАНИИ ЛИБЕРАЛОВ МОНОПОЛИЗИРОВАТЬ ПРАВО НА ИСКУССТВО И О ЗАКАЗЕ, КОТОРЫЙ ОТРАБАТЫВАЕТ ГОЛЛИВУД

— Вы близки к РПЦ, ваши программы можно увидеть на «Царьграде», вы глубоко религиозный человек. Скажите, а как вообще церковь комментирует сегодняшнюю культурную ситуацию и комментирует ли вообще?

— Я не готов за церковь отвечать, потому что я простой прихожанин. Что называется, мирянин и никакого отношения к церковному начальству не имею. Но знаю, что в церкви существует примерно такая же оценка ситуации, которую я вам сейчас изложил. Ситуация неблагоприятная, это очевидно.

Sergej-Miheev-o-licemerii-deputatov-e1532182578986.jpg
Сергей Михеев в эфире телеканала «Царьград»

— Я почему спрашиваю: в кино нет идеологии. Официально её нет и на государственном уровне, но мне кажется, что-то определённо зреет, уже витает в воздухе. Может быть, она придёт именно со стороны веры, религии? Вот был фильм «Остров» Павла Лунгина – он же «выстрелил» тогда, в 2006-м.

— Тогда да, «выстрелил». Но я не уверен, что фильм повторил бы свой успех сейчас. За прошедшие годы на церковь вылили такое количество грязи! Причем, я уверен, что грязь эту выливали абсолютно сознательно. Потому что почувствовали, что церковь может стать авторитетом – в том числе, в борьбе за души. Начали системно очернять РПЦ, для того, чтобы максимально опорочить сам институт церкви. Что касается идеологии: у нас церковь официально отделена от государства. Но для неё важно сохранять саму возможность говорить людям о том, что правильно и что неправильно. Ведь если послушать наших наиболее «прогрессивных» деятелей культуры, то получается, что право говорить на эти темы принадлежит исключительно им! У меня тогда вопрос: а о чём же ещё говорить церкви? Она затем и существует более двух тысяч лет, чтобы объяснять людям, что такое добро и что такое зло. А вы, ребята, только вчера перестали подгузники менять и всё туда же – указывать, что имеет право на существование, а что нет. Либеральная общественность дошла до того, что уже запрещает церкви о Боге рассуждать! «Бог – он в душе», «Бог у каждого свой» и т.д. Вот эта попытка извращенной монополии – на разговоры о нравственности, истине, добре и зле – очень опасна. И поэтому тут вопрос не столько об идеологии с нашей стороны, сколько о контридеологии с их стороны. Она уже есть: системная, структурированная, имеющая огромное количество адептов, хорошо спонсируемая и железно стоящая на своём: они и только они якобы имеют право разговаривать на какие-то морально-этические темы.

— Как-то страшно после ваших слов стало…

— Надо понимать: если был феномен «Острова», значит не всё так плохо. Причём, заметьте: это не какое-то там елейное кино. В фильме нет никакой лакировки действительности. Просто нужны талантливые авторы, талантливые исполнители с внутренними убеждениями. Понятно же: если бы сам Пётр Мамонов во всё это не верил, то и кино бы не получилось.

— И всё же, по-вашему, кино остается орудием пропаганды? Мы же помним, с каким упоением в 1980-е годы советский человек смотрел западное кино? Нас же на кино, в том числе, купили. На Шварценеггера с Ван Даммом.

— Роль кино огромная — в формировании общественного мнения, прививании моральных и нравственных ориентиров молодёжи. Я бы сказал, сейчас эта роль гораздо выше, чем была когда-то. Раньше и самих фильмов было меньше, и средства их распространения были скромнее. Раньше человек мог годами в кинотеатр не ходить, вообще ничего не смотреть! Сейчас ты тоже можешь никуда не ходить, но по телевизору или по интернету нет-нет, да что-нибудь посмотришь. Интернет сделал кино более доступным.

Когда Советский Союз обвиняли в пропаганде, то были правы лишь отчасти — наша пропаганда, на мой взгляд, была очень кондовой! Большая часть фильмов не имела к пропаганде никакого отношения. Например, экранизации того же Никиты Михалкова – чего там пропагандировали? Или фильм «Пять вечеров» — это пропаганда чего? Лучшие фильмы советского кинематографа являлись искусством высокой пробы. Они рассказывали о человеке, его характере, исканиях и уж никак не пропагандировали советский строй или советский образ жизни! «Обыкновенное чудо» Захарова – это пропаганда чего? Или «Полёты во сне и наяву»?

020491.jpg
Никита Михалков и Евгений Стеблов на съемках фильма «Несколько дней из жизни И.И. Обломова» (1979)

— Но в целом-то они показывали образ жизни советского человека. Труд, отдых, стремление к идеалу…

— Это было про жизнь, да. Это было на высоком уровне сделано, это было интересно, брало за душу. А вот в Голливуде как раз – все фильмы являются пропагандой! Там во всех картинах, вне зависимости от темы и сюжета – будь это Троянская война или инопланетяне с Альфа Центавры – всё одно и то же. Борьба за демократию и свободу против тиранов. В этом смысле в Голливуде просто меняют декорации. Формы, конечно, усложняются, пропаганда мастерски камуфлируется, но суть её всё та же.

— А что вы скажете о текущем состоянии дел в Голливуде? Обо всех этих гендерных и расовых новшествах? Обязательное присутствие в картинах людей разного цвета кожи, теперь уже звучат слова о том, что и сексуальные меньшинства должны, так сказать, cамовыражаться в кино?

— Первое — все эти гендерные штуки и вся эта «толерантность» на самом деле являются отражением состояния умов правящего класса Америки. Там принято решение сделать на это ставку, тем более, что эти идеи разделяет и множество рядовых американцев. Голливуд, как и положено, берёт под козырёк.

Второе – это внутреннее состояние американской кинотусовки. К этому можно по-разному относиться, но это факт. Процент развращённых людей в голливудской тусовке большой – гораздо больший, чем в целом в Америке, да и в мире. Почему так произошло? – можно долго объяснять и рассказывать, но я думаю люди, знающие эту сферу, все сами прекрасно понимают. Ну, вот так! С одной стороны, там есть действительно талантливые люди, с другой – люди, склонные с головой окунуться в пучину порока. Думаю, на эту тему можно отдельную книжку написать, хотя наверняка такая уже есть. Мы склонны обожествлять людей искусства и киноискусства, а это, мягко говоря, преувеличение. Человек может быть гениальным актёром, но весьма недалекой личностью. Он узнал, что в тусовке так принято – и туда же! В этой среде очень важно мнение окружающих. Призвание же артиста – нравиться, получать аплодисменты от зрителей и от коллег. Поэтому, когда в тусовке кто-то из политического истеблишмента даёт установку: «Сейчас мы все будем петь про это!» Вот он и начинает петь «про это», как и все остальные. Так что Голливуд просто выполняет политический заказ и выполняет с радостью. Есть отдельные высказывания художников – взвешенные, разумные, но в основном творцы оказались людьми, не способными к сопротивлению. Даже те, кто внутренне вроде как и не согласен с навязанной повесткой. В Америке сейчас внутриполитический, мировоззренческий, ценностный кризис – по сути, кризис стратегического целеполагания. И это отражается на том, что делает Голливуд, конечно.

ЗАЩИЩАТЬ РУССКИЙ ЯЗЫК, ПЕРЕФОРМАТИРОВАТЬ ЭЛИТУ И ИЗБАВИТЬСЯ ОТ КОМПЛЕКСА НЕПОЛНОЦЕННОСТИ

— В одной из своих авторских программ вы говорили о необходимости защиты русского языка – в том смысле, что нужен определенный протекционизм в СМИ, в том числе, в части звучания русскоязычной музыки на радио. Может быть, и в кино пора квоты вводить? Карен Георгиевич Шахназаров, к примеру, неоднократно об этом говорил.

— Моя позиция проста: надо уметь себя защищать. Каждый же понимает, что если он не будет защищать свою семью – её кто-нибудь придёт и разрушит. Поэтому эти разговоры из 90-х «мол, давайте предоставим свободу, а всё самое лучшее само себя найдёт в логике либерального рынка» — это либо откровенный обман, либо глупость. Но, как известно: «Предатели пользуются дураками». Когда нам говорят, что хорошо только то, что собирает кассу, даже либералы понимают — это ложь! Потому что не всё лучшее непременно сорвёт куш. Тем более, защита родного языка важна с точки зрения сохранения собственной культуры, собственного цивилизационного кода, своего народа. Любой народ отличают, прежде всего, язык на котором он говорит и культура. Нет собственной культуры – нет народа. Предположим, возьмут у вас анализ крови – выяснится, что вы принадлежите к другой этнической группе. Но это вообще не имеет ни малейшего значения, если вы не разговариваете на языке этой этнической группы, если вы выросли вне её культуры! Если нет своего – вы автоматически становитесь частью чего-то другого. Современная глобальная власть сейчас стремится унифицировать человечество. Другой вопрос – чьё лицо оно будет иметь? Получается, что американское: все должны говорить, петь на английском языке, кривляться наподобие существ непонятного пола. Сегодня это якобы даёт кассу, способствует успеху. Хотя на самом деле ведёт к вторичности и однообразности. Вроде бы обилие цветов, а на самом деле – серая пошлость, безликость, полное отсутствие индивидуальности.

— А что делать, если люди сами хотят развлекательное кино смотреть? Может быть, и блокбастеры, и авторское кино необходимо делать равнопривлекательным? То есть доносить его до зрителя в равных объемах. Понятно, что это реклама, большие деньги. Где их брать? Пусть Минкультуры даёт?

— Да, часто в таких случаях можно услышать: «Ну, людям же смешно!» Нужно возвращаться к идее о том, что кино должно воспитывать. Когда смотришь архивные выпуски передачи «Вокруг смеха», тоже видишь, что люди в зале буквально покатываются от смеха, но ведь уровень юмора там совсем другой! Никто же не запрещает смеяться. Вопрос только, над чем смеяться. Хотя и тогда «Вокруг смеха» обвиняли в низком качестве шуток! Так что аргумент «Люди этого хотят» не работает. Мало ли чего хотят люди! Любой человек состоит и из плохого, и из хорошего. Вопрос ответственности общества и тех, кто считает себя элитой, состоит в том, чтобы стимулировать хорошее и ставить преграды для плохого. Не надо ставить перед собой цели изжить зло из этого мира – это невозможно. Не надо кормить людей иллюзиями, что всех поголовно можно сделать хорошими, разбирающимися в высоком искусстве, но стремиться к этому надо! Как говорят: «Бог целует намерения». Вопрос в том, к чему вы стремитесь. Если вы говорите мне: «Ничего не изменить!» и заполняете всё откровенным дерьмом – это вас не оправдывает. «Пипл хавает» — для меня это не аргумент. Дальше-то что? Вопрос в том, любите ли вы сами этих людей?

— А где сейчас людей-то любят? В США?

— Голливуд на самом деле относится к зрителям своих фильмов как к «мясу». Они не уважают своего зрителя. А советское кино, в своих лучших образцах, уважало людей! Оно допускало мысль, что человек, работающий у станка и в поле, может разобраться в самых сложных коллизиях. Американское же кино относится к людям как к быдлу, потому что считает – чего рисковать? Разберётся зритель или не разберётся — давайте сюда весь набор испытанных ходов и всё! Но вы вообще уважаете людей, которым собираетесь это показывать? Что вы от них хотите? Чтобы они о чем-то задумались, или вам наплевать на них, и вы хотите, чтобы они еще глубже в дерьмо окунулись? Значит, вы просто зарабатываете на них деньги. Или хотите, чтобы они стали таким же дерьмом как вы сами. Мне кажется, все эти вопросы должны себе задавать периодически представители киноиндустрии. Тогда, глядишь, и начнёт что-то получаться. Потому что если к людям относиться только как к средству заработка (это еще не самое худшее), или как к средству оправдания своих собственных пороков внутренних — это беда. Осознание всех этих вещей – самое важное. А вот дальше уже можно и механизмы исправления ситуации подбирать. Без министерства культуры не обойтись. Я уверен, что концепцию бюджета в части финансирования кино надо менять.

maxresdefault.jpg
Сергей Михеев — постоянный эксперт программы «Вечер с Владимиром Соловьевым» (ВГТРК)

— Вот вы сказали о воспитании. А вам не кажется, мы в свое время как раз с этой назидательностью в кино перестарались? Посыл-то был хороший! Но мы же знаем, что русский человек многое делает вопреки – вот и результат.

— Назидание назиданию рознь. Шедевры советского кино они тоже по-своему назидательны. Вопрос только – как вы об этом зрителю говорите и что вы говорите? Например, худшие образцы советского кино также относились к человеку как к идиоту! Такие творцы тоже считали, что человека достаточно просто бить по башке колотушкой: «Идём к коммунизму!», «Надо быть хорошим!» Но зритель-то не дурак. Хотя процент кинематографического мусора в любом случае будет неизбежен. Скорее всего, нужны худсоветы – как это было раньше. Понятно, что про них говорено уже много всего, и сами кинематографисты закричат «Караул!», но, тем не менее, какая-то экспертиза должна быть, какой-то качественный отбор. А банальное назидание «хорошо быть хорошим и плохо быть плохим» — оно не проходило и не пройдёт. Так что это вопрос таланта художника, вопрос меры.

— Я читал недавно стенограмму заседания худсовета, на котором обсуждался фильм «Они сражались за Родину» Сергея Бондарчука. Выступали Столпер, Данелия… Слушайте, о таком худсовете только мечтать можно сейчас!

— Такой экспертный мозговой штурм, да. Тем более, мы сейчас гораздо более свободны, чем это было в советское время. Нынешние худсоветы, если их воссоздать, имеют все шансы отмести все заскорузлые практики советского времени и оставить только то, что действительно нужно. А именно диалог действительно профессиональных людей на высоком экспертном уровне. При этом людей мотивированных. Это вполне реально сделать. Раньше ведь как было – идеологическая указиловка, принцип партийности в искусстве т.д. Сейчас этого нет, и слава Богу! Значит, есть возможность показать более высокое качество.

— Предложите творцам рецепты?

— Не знаю как в кино, но в политтехнологиях американцы работают следующим образом: ставят перед собой цель, определяют набор инструментов и запускают на одну и ту же тему, скажем, сразу сто разных проектов. Потом из этих ста отбирают двадцать или десять действительно работающих. А выстреливает, как правило, всего два или три! Но это результат. Понятно, что на это требуется много денег – им проще, они их просто печатают.

— То есть, и мы так должны?

— Я не буду говорить, что в искусстве надо поступать идентичным образом. Просто надо ставить правильные цели и относиться к зрителю с любовью и уважением. И самим людям, которые занимаются кино, необходимо быть мотивированными. Что-то уйдёт в отвал, а что-то выстрелит. А у нас получается так: «А давайте вообще ничего не будем делать! Ведь наш человек устал, его утомили в советское время…» Слушайте, где они? Кого утомили?! Тридцать лет прошло! Выросло поколение, которое той жизни вообще не знает! От советского кино, по сути, остались только шедевры – остальное в том времени. Но общественный запрос на это же самое в новом кино – он есть.

— Давайте тогда формулу выведем, по которой точно получится хороший фильм.

— Возьмем тот же «Остров». Во-первых, он сделан о настоящих и в то же время вечных проблемах. Во-вторых, фильм на самом деле тоже назидательный: он относится к человеку с любовью и уважением, он хочет по большому счету его спасти. И в-третьих, это кино делали люди, для которых действительно важно то, о чём они говорят. В итоге получился хороший фильм. Всё!

— У меня такой вопрос: почему мы всегда равняемся на Запад? Я понимаю, это всегда так или иначе было, но это никогда не уйдёт?

— Есть фактор политической истории. Невероятно мощный толчок этому подражательству в своё время дал Пётр I – пусть это звучит банально, но это правда. Впоследствии подражание российского высшего класса Западу стало формировать модели поведения представителей сферы искусства. Это, к сожалению, до сих пор нами не изжито. Но также надо признать, что в нашем интеллектуальном классе высок процент людей, стремящихся к разрушению как к образу жизни. Советское государство пыталось такие моменты контролировать, российское государство не контролирует, а в некоторых случаях, увы, даже поощряет. Но для меня очевидно – всё происходит в человеческой душе. И если там порок выбирается в качестве ориентира или возводится в степень добродетели, то ты начинаешь автоматически, как радар сканировать вокруг себя действительность и находишь маяк этого порока! Этот маяк сегодня находится в англосаксонском мире – на Западе. Вот туда наши творцы и смотрят. И те, кто внутренне этим заражён, и те, кто считают это не пороком, а добродетелью. То есть считают беспредельную свободу, в том числе свободу саморазрушения, вполне нормальной формой существования, более того – целью жизни. Вполне логично, что они создают вокруг себя среду, которая будет этому способствовать. Я, конечно, сейчас выступаю не как человек имеющий отношение к миру искусства, а как политолог, но отрицать эти факты бессмысленно.

— Получается, нам каким-то образом надо эту культурную «элиту» переформатировать?

— Несомненно. И самое главное здесь, думаю, не какая-то фобия или ненависть в отношении Запада, а настоящая суверенность, избавление от комплекса неполноценности. Мне кажется, одна из главных болезней всей нашей элиты, начиная с политической и заканчивая творческой – в каком-то болезненном комплексе неполноценности. В этом мучительном поиске, попытках соответствовать стандартам, которые где-то «там», за кордоном. Эти попытки скрыть собственную неполноценность выражаются в ненависти ко всему, что связано с Россией, с нашей цивилизацией, которая основана на Православии, лучших достижениях искусства. Внутренняя болезнь, внутренний порок, не будучи осознаваемым как порок, всегда вызывает агрессию. В данном случае по отношению к окружающей среде, традициям и культуре. Проще говоря, это попытка утвердиться за счёт разрушения. Так что нашей элите, прежде всего, нужно осознать комплекс неполноценности внутри себя и перейти к созиданию.

Источник: https://www.mosfilm.ru/news/?ELEMENT_ID=50366

1 комментарий к “«Ответственность элиты — стимулировать хорошее и ставить преграды для плохого»”

  1. У нас очень много хороших фильмов , а актеры какие чудесные ! голливудд отдыхает . Странный Олег М . , какая муха его укусила — почему то прицепился к Сергею — причем здесь » ура патриот » ? речь вообще шла про стратегии … Зато очень порадовали , что пригласили республики к себе в партию , участию в выборах . Этого конечно мало , но хоть что то … Про церковь . Хотелось бы , чтобы ее роль в жизни общества и особенно в воспитании молодежи была больше . Нам интересно ее мнение по многим вопросам . Идеология наша очень простая — быть патриотами своей родины , и просто хорошими людьми , а церковь нам только помогает и государству тоже , несмотря на то что оно отделилось от нее зачем то … К сожалению , элита наша делает все наоборот , впрочем как всегда . Да похоже царь Петр дал толчок и элите тоже . Надо было взять у европы только хорошее . И тем более , не надо было мешать браки . Разве может иностранец понять и полюбить другую страну . У них только разыгрался аппетит , пакостят постоянно и баламутят нашу элиту , вот она и разучилась созидать и стала старушкой Шапокляк . А созидать на самом деле , это очень приятно и так вдохновляет !

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.