Борьба против России – это борьба против славянства

Темы эфира:
Утечка плана Тиллерсона – либо вброс фальшивки, либо государственная система США как дуршлаг, из которого всё течёт
Нам не надо делать ставку на позитивные сдвиги в отношениях США и России
Мы до конца не вернули себе инициативу во внешней политике
Людей, которые голосовали за нормальные отношения с Россией, в Украине задавили
США не торгуется, а предъявляет ультиматумы
Если сумасшедший пёс будет вести так американскую кампанию в Сирии, то столкновение с Россией неизбежно
Американцы готовят силы для свержения Башара Асада на следующем этапе гражданской войны в Сирии
Противостояние православного и католического миров объективно существовало
Славяне для Запада олицетворяли отсталость


скачать

3 комментария к “Борьба против России – это борьба против славянства

  1. Цитата: «Борьба против России – это борьба против славянства»

    Безусловно. Но. В сотый раз, это должно быть принято за базовую аксиому, на ней должны строится все рассуждения и все политики, а дискуссии по ней должны быть прекращены. Сегодня важнее другое- что и как этой экспансии противопоставить. Это «другое» отчетливо показал «Вечер» 20/21.06. В противостоянии двум апологетам Запада (Сытин и этот литовский, или латышский пряник), соратники, находясь в большинстве, разругались между собой. Вот она, проблема! Серьезнейшая и жизненно важная. Мало вскрыть системную сущность противника, важнее противопоставить разношерстное,-из которого соткана Россия,-, но системное же единство. А решить эту задачу можно только через всестороннюю и цельную философско-идеологическую базу. Сергей, об этом нужно бить в колокола!

  2. Лосев А.Ф. «Очерки античного символизма и мифологии»
    Издательство «Мысль», Москва, 1993 год.
    Стр. 890 — 892
    f) Онтологизм Востока и психологизм Запада — вещи совершенно очевидные.
    Надо только уметь провести эту антитезу по всей догматике обеих религий.
    Восточному монаху не важен он сам, почему тут и мало «описаний» внутренних состояний подвижника.
    Западному же подвижнику, кроме Бога, важен еще и он сам.
    Эта позитивистическая плененность собственной личностью онтологически выражена, прежде всего, как Filioque;
    затем она выражена как учение о непогрешимости папы (в то время как на Востоке не только патриарх погрешим, но бывали и «разбойничьи» соборы, и ни правильно поставленный патриарх, ни правильно собранный собор нисколько не гарантирует истины, и об истине свидетельствует только она сама, истина);
    затем она выражена в догмате о беспорочном зачатии;
    и т. д. и т. д., — вплоть до истерического беснования в лжемолитвенных состояниях.
    Этот эффектный субъективизм и психологизм, соединенный с формалистической строгостью дисциплины (агностицизм и позитивный формализм, как доказано выше, диалектически предполагают одно другое), всегда бывали завлекательной приманкой для бестолковой, убогой по уму и по сердцу, воистину «беспризорной» русской интеллигенции.
    В те немногие минуты своего существования, когда она выдавливала из себя «религиозные чувства», она большею частью относилась к религии и христианству как к более интересной сенсации; и красивый, тонкий, «психологический», извилистый и увертливый, кровяно-воспаленный и в то же время юридически точный и дисциплинарно-требовательный католицизм, прекрасный, как сам сатана, — всегда был к услугам этих несчастных растленных душ.
    Довольно одного того, что у католиков — бритый патриарх, который в алтаре садится на престол (к которому на Востоке еле прикасаются), что у них в соборах играют симфонические оркестры (напр., при канонизации святых), что на благословение папы и проповедь патеров молящиеся отвечают в храме аплодисментами, что там — статуи, орган, десятиминутная обедня и т. д. и т. д., чтобы усвоить всю духовно-стилевую несовместимость католичества и православия.
    Православие для католичества анархично (ибо чувство объективной, самой по себе данной истины, действительно, в католичестве утрачено, а меональное бытие всегда анархично).
    Католичество же для православия развратно и прелестно (ибо меон, в котором барахтается, с этой точки зрения, верующий, всегда есть разврат).
    Католицизм извращается в истерию, казуистику, формализм и инквизицию.
    Православие, развращаясь, дает хулиганство, разбойничество, анархизм и бандитизм.
    Только в своем извращении и развращении они могут сойтись, в особенности, если их синтезировать при помощи протестантско-возрожденского иудаизма, который умеет истерию и формализм, неврастению и римское право объединять с разбойничеством, кровавым сладострастием и сатанизмом при помощи холодного и сухого блуда политико-экономических теорий.
    * * *
    c’est la vie — вот такова реальность этой жизни!

  3. Kvim
    …Мы до конца не вернули себе инициативу во внешней политике!!!
    Как справедливо! Но даже там, где Вы присутствуете на различных ШОУ, мне кажется, Вы поддерживаете благостные высказывания, типа: «…наше МИД великолепно!» Позвольте не согласится — вообще из России только и слышны реплики: «Мы этого не совершали, мы не виновны, это неправда!» Мы стоим в позиции оправдывающегося! А почему бы не предъявить встречные претензии, гораздо более существенные? Например по обвинению в агрессии? Представить весь список «достижений» западного мира за последние неполные 20 лет! И кто агрессор? И не в форме — ты сам дурак, а с опережением противной стороны. В сравнении с Россией. И с цифрами человеческих потерь. И не на шоу, а в организации мирового сообщества, например, различные комитеты ООН? На мой взгляд, наше МИД не только не дорабатывает, а всё никак не найдёт своего места в мире, чтобы качественно отстаивать интересы страны!

Оставьте комментарий

Войти с помощью: